Живые символы поселения – МО "Заневское городское поселение"

Новости



МО «Заневское городское поселение»

Живые символы поселения

Многовековые традиции охоты с ловчими птицами хранят сокольники, которые воспитывают и тренируют пернатых. В России представителей этой редкой профессии немного. Мы побеседовали с опытным специалистом из Заневки Владом Лыженковым, который нашел свое призвание в этом необычном деле.

– Сейчас вы заботитесь о 30 соколах. Нам эта тема особенно близка, так как на гербе нашего муниципалитета изображен серебряный сокол. Расскажите, с чего начиналось ваше увлечение?
– С детства мне нравилось ухаживать за животными. Я часто заводил зверят, особенно любил змей и ящериц. Но эти рептилии требуют особого ухода, и сейчас у меня дома живут только древесные лягушки из семейства австралийских квакш. А вот хищными птицами я всерьез заинтересовался после окончания школы. Поступив в техникум на электромонтажника, в свободное от учебы время изучал журнальные статьи о нравах и условиях содержания этих представителей фауны. Мне очень хотелось заниматься охотой, и я стал частым гостем в Ленинградском зоопарке, там познакомился с Валентином Прикащиковым – старейшим российским сокольником, который на долгие годы стал моим наставником и верным другом.

– Вы получили специальное образование?
– В советское время процедура получения разрешения на охоту и разведение ловчих птиц была длительной и требовала прохождения обучения. Я успешно прослушал курс лекций, практиковался, и вот долгожданный момент настал: мне позволили взять из зоопарка птенца: сокола-пустельгу, которого с которым я занимался под чутким контролем старшего товарища.

– В чем заключается особенность работы с хищными птицами?
– В отличие от собаки, пернатого невозможно наказать. Нужно добиться контакта и абсолютного доверия питомца. Сокол великолепно проживет и на воле, и только безусловная преданность своему хозяину способна заставить его возвратиться обратно.

– Разведение ловчих птиц – это опасное занятие?
– Любой хищник не любит, когда к нему подходят сзади, особенно, если он ест, и поэтому сразу начинает защищаться. Может ударить когтями, поэтому чаще всего люди страдают из-за своей неосторожности. Кроме того, один подопечный может броситься на другого, сидящего у человека на руке. Чтобы избежать подобных инцидентов, нужно постоянно контролировать обстановку, для этого соколятнику важно развивать периферическое зрение и быструю реакцию.

– Какое снаряжение стоит приобрести?
– Я смастерил амуницию своими руками: сделал ремешки для лапок, кожаную шапочку – клобучок, прикрывающий питомцу глаза и необходимый для того, чтобы сидел спокойно, а также сшил специальную перчатку, ведь сокола голыми руками не возьмешь. Сегодня, когда в продаже есть огромный выбор снаряжения, никто уже не изготавливает эти приспособления самостоятельно.

– Любимое дело стало для вас профессией?
– После техникума я работал на АО «Мортехприбор», был лаборантом фотокружка во дворце пионеров, инженером центральной студии в издательстве «Аврора», и все это время разведение соколов оставалось моим хобби. Затем меня попросили организовать питомник хищных птиц, что тогда считалось новым направлением. Потом в моей жизни произошел неожиданный поворот: я ходил в экспедиции, занимался подсчетом численности различных особей в гнездовой период.

– Вы выполняли задание в составе группы?
– Нет, меня отправляли одного. Я обходился без егеря, ведь отлично владел ружьем, имел документы, подтверждающие квалификацию, и мог защитить себя от нападения диких животных. Это было интересное время. Довелось побывать на территориях от Урала и до Камчатки, а также на Кольском полуострове. Последние годы своей трудовой биографии я охранял усадьбу, где оборудовал фазанятник, а затем работал в орнитологической службе в аэропорту Пулково. Это спецподразделение содержит птиц, которые отпугивают со взлетной полосы посторонних пернатых – чаек, ворон, грачей, галок. В последние годы меня приглашали для патрулирования свалок. Мои любимцы работали вместе со мной, отгоняя надоедливых птах от мусорных полигонов и контейнерных площадок.

– Вы общаетесь с теми, кто, как и вы, увлечен соколами?
– С 1984 года, когда все только начиналось, я побывал на многих слетах, знакомился со специалистами. Посчастливилось поучаствовать в международных мероприятиях в Батуми, Тбилиси, а в 90-х – в зрелищном фестивале в Алма-Ате. Когда распался СССР, на некоторое время все прекратилось, потому что стало проблематично переезжать с птицей через границу, но прежние связи с профессионалами сохранились.

– Сейчас организуются встречи для сокольников?
– В пределах нашей страны встречи проводятся в заповеднике «Галичья Гора», на базе отдыха «Барсучок» в Тульской области, а также в живописных уголках Подмосковья и Липецкой области. За рубежом такие семинары проходят регулярно: я неоднократно посещал их в Чехии, Австрии, Эмиратах. По традиции 16 ноября – в День соколиной охоты – под патронажем Комитета по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира мы организуем слет в Ленобласти. До пандемии, в позапрошлом году, на мероприятии побывали специалисты из Москвы, Калининграда, Рязани, Новгорода и Санкт-Петербурга.

– Расскажите о планах на будущее…
– Мы собираемся сделать питомник и разводить сапсанов из семейства соколиных. Это редкая краснокнижная ловчая птица, которая в полете развивает большую скорость и считается самой быстрой. Раньше она гнездилась на балконах высоток, и даже, как упоминает в своем произведении Бианки, на Исаакиевском соборе. Сейчас во многих городах Америки выращивают искусственно созданную популяцию. Мы хотим, чтобы и в нашем городе начались подобные эксперименты, и сотрудничаем с Зоологическим музеем РАН, при котором образовано орнитологическое сообщество. Планируем реализовать совместный проект. Но для этого нужно пройти длительный процесс согласования. Надеюсь, что нам удастся осуществить задуманное.

Фото: Заневский вестник, личный архив Влада Лыженкова.

Кол-во просмотров: 731