Живая память – МО "Заневское городское поселение"

Новости



МО «Заневское городское поселение»

Живая память

Ежегодно 15 февраля мы отмечаем годовщину вывода советских войск из Афганистана. Те годы оставили много незаживающих ран. Сегодня мы склоняем головы в память павших солдат и офицеров, чествуем героев, защищавших интересы страны за ее пределами.

В преддверии знаковой даты мы побеседовали с участником боевых действий, исполнявшим служебный долг за пределами Отечества с 1981 по 1983 год. Знакомьтесь, кавалер ордена Красной Звезды, руководитель кудровского отделения Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое Братство» Сергей Петрович Елистратов.

 

– Расскажите, что побудило вас вызваться добровольцем и отправиться в эпицентр затяжного международного конфликта?

– В 1974 году вслед за братом я поступил в суворовское военное училище, а по окончании попал в Ленинградское высшее военное артиллерийское командное училище. К тому времени, как решил отправиться на Афганскую войну, я в звании лейтенанта служил командиром взвода в действующей армии. Нас готовили защищать свою Родину. Когда в Афганистане стала накаляться обстановка, хотел испытать себя в условиях реальных боевых действий.

 

– Значит путь военного был выбран неспроста, вы последовали примеру брата?

– Да, наверно. Но еще и потому, что наш отец был участником войны. Провожая меня, он сказал, чтобы я действовал благоразумно и обдуманно.

 

– Какая задача была поставлена перед вами и вашим взводом?

– Наше подразделение охраняло дорогу, соединяющую город Кушка с Шиндандом. Нужно было обеспечивать безопасность при прохождении колонн с боеприпасами, топливом, продуктами питания. Вместе с тем, мы участвовали в боевых действиях, помогая афганской армии и милиции в поддержании порядка и освобождении населенных пунктов от боевиков и террористов.

 

– На ваш взгляд, насколько эти действия повлияли на жизнь нашей страны?

– Безусловно для СССР это было испытание. Экономическое развитие Афганистана подорвано. У Советского Союза были планы по подъему промышленности и горно-рудного дела в том регионе, добыче полезных ископаемых, развитию сельского хозяйства, образования. Наши военные подразделения еще в шестидесятые годы построили дорогу от Кушки до Герата, наладили сельскохозяйственное производство. Местное население помнило об этом и встречало нас очень радушно, с надеждой, что советская армия защитит их от мятежников, которые выступают против нового уклада жизни. Однако не все разделяли эту позицию.

В течение двух лет, что я находился на территории Афганистана, наблюдал пропагандистские действия со стороны Ирана и Пакистана. Под руководством американцев, немцев и англичан бандиты вербовали людей, брали в заложники их родственников, образовывали небольшие учебные центры по подготовке боевиков, обучали взрывному делу, нападениям малыми группами. Затем все это переместилось на другие территории. Создавались серьезные лагеря, откуда людей отправляли на Ирано-Иракскую войну, после чего засылали их в виде мирных жителей обратно в Афганистан.

Банды нападали на колонны и органы местной власти. Если бы не враждебные действия, жизнь в Афганистане была бы намного лучше. Я думаю, что уровень благосостояния мог дорасти до показателей соседних республик, входящих в состав СССР. Но сторонники капитализма видели необходимость расширения зон влияния в этом регионе. Они подразумевали, что демократическая республика должна быть нищей, враждующей, неким плацдармом для того, чтобы подвергать угрозе со стороны запада наши южные рубежи, вести подрывную деятельность, мешать экономическому взаимодействию.

 

– Вы чувствовали превосходство противника в силе?

– Превосходства не было. Однако враг был хорошо вооружен, и это повлекло большие потери с нашей стороны. В том-то и выражалось прямое вмешательство США во внутренние дела Афганистана. Они поставляли оружие преступникам, которые боролись с властью не мирным путем, с помощью собраний и митингов, а силовыми методами. Тактика действий у них как у всех террористов. Наши вооруженные силы хорошо с этим справлялись и те задачи, которые перед нами ставили – выполнялись. Мы не вмешивались в дела другого государства, а оказывали им свою помощь согласно договору и в рамках тех задач, которые ставило перед собой правительство нашей страны.

 

– Как вам удалось адаптироваться к мирной жизни? На многих отпечаток прошлого сохранился по сей день.

– Для меня трудностей, в общем-то, никаких не было. Хотя после получения тяжелого ранения я длительное время находился на лечении в госпитале. В общей сложности два года провел в военно-медицинской академии города Ленинграда, затем на реабилитации в Крыму. Продолжил службу в центре реабилитации в Сакском военном санатории, где восстанавливались тяжелораненые бойцы. В штате потребовался офицер, который занимался бы административно-хозяйственными, дисциплинарными вопросами, организацией досуга. На эту должность меня и назначили. Я видел, с какими сложностями, в том числе психологическими, сталкиваются при адаптации солдаты. Тогда мы с товарищами решили создать Союз ветеранов Афганистана в Сакском районе, в чем большую поддержку оказали горком Комсомола, горком КПСС, горисполком, городские и районные предприятия и совхозы.

 

– Чем занималось ваше общество?

– Мы оказывали финансовую поддержку ветеранам, помогали при устройстве на работу, в обучении, улучшении условий быта. Особое внимание уделяли уходу за захоронениями, установке памятников. Когда Украина стала самостоятельной, военнослужащим предложили перейти в украинскую армию, чего я не хотел. Потому написал рапорт об увольнении. В 1992 году вернулся к себе на родину в Сызрань. Долгое время занимался предпринимательской деятельностью. Не так давно дети переехали в Санкт-Петербург учиться и работать. Вслед за ними три года назад я и переехал в Кудрово.

 

– Когда вы решили создать отделение «Боевого братства» в Заневском поселении?

– Тогда же, в 2018-м. Кудрово – молодой, быстро развивающийся, многонаселенный, хорошо обустроенный город. Здесь не было подобной общественной организации, и я предложил создать ее. При поддержке областного отделения все получилось.

 

– Какую цель вы преследовали, возвращаясь к этой деятельности?

– Тем людям, которые прошли Афганистан, Чечню и другие горячие точки, требуется социальная помощь и моральная поддержка. Также перед нами стоит задача по просвещению общества в вопросах идеологии, проведению разъяснительной работы, воспитанию молодежи в военно-патриотическом отношении. Это чрезвычайно важно для развития страны.

 

– С каким чувством вы встречаете эту памятную дату?

– Мы обязаны чтить память погибших товарищей, тех, кто не вернулся с Великой Отечественной, из горячих точек. Для меня все это сливается в единое чувство скорби по ушедшим и гордости за честно выполненный долг.

Кол-во просмотров: 104