«Нас называют пиратским кораблем» – МО "Заневское городское поселение"

Новости



МО «Заневское городское поселение»

«Нас называют пиратским кораблем»

Кого вы представляете, когда слышите слово «матушка»? Давайте честно: вам видится скромная женщина преклонных лет в платке и одеянии в пол. В сознании большинства светских людей супруга православного священника выглядит именно так. Однако жена отца Алексия, настоятеля храма священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и Гдовского в Янино-1, ломает этот стереотип. Она действительно выглядит заметно: у нее яркий маникюр, элегантные стрелки на глазах и явно хороший мастер по волосам. А еще она знакома с трендами в одежде, не чурается соцсетей и слушает рок-музыку. В преддверии Дня матери мы поговорили с Анной Фоминой о том, почему еще в юности она знала, что станет спутницей жизни священнослужителя, как ей удается быть другом для пятерых дочерей, а также о том, чему учит материнство.

«Конфликты случаются, это нормально»

Расскажите о вашем детстве. Обстановка, в которой вы взрослели, определила ваше будущее?

– Я росла на Камчатке в нецерковной семье. Отец у меня – подводник, мама – работала в сфере культуры. У меня было классическое советское воспитание и образование. Там, где мы жили, кажется, ни одной церкви не было. В регионе вообще очень долго держался СССР.

Как же тогда получилось, что абсолютно мирская девушка с определенного возраста знала, по какому пути пойдет в будущем, станет матушкой?

– Всегда была уверена, что со мной ангел-хранитель. Мы, дети, росли практически как трава в поле, гоняли по округе. Места, прямо скажем, были не приспособлены для детских игр, столько раз я могла провалиться в какой-нибудь люк, но все время каким-то чудом спасалась. То есть не покидало ощущение некой защиты.

В 1991-м переехали в Санкт-Петербург, и вот здесь уже сама среда оказалась благоприятной для погружения в веру. Как раз шло возрождение православия, начинали снова строиться храмы, появлялось много литературы, мама стала посещать церковь, брала меня с собой, что-то рассказывала.

А по поводу знания того, что стану матушкой скажу так: нас, женщин, Господь наделил таким прекрасным чувством, как интуиция. Оно необъяснимое. В голове рождается мысль, в момент появления которой тебе становится хорошо.

Помню, кто-то предложил: «А, может, монашество выберешь?». На что я сказала: «Если только игуменьей» (смеется).

Это амбиции?

– Нет, скорее склонность к лидерству. Есть люди, которые умеют подчиняться, а есть те, кто хорошо руководит. Очень люблю людей, и зачастую понимаю, как надо поступить в той или иной ситуации. Могу направить.

Вообще справедливо будет сказать, что в жизнь прихода я стала погружаться только в последние годы, когда почувствовала, что внутренне доросла. Раньше, когда называли матушкой, мне было неловко. Считала, что недостойна. После 40 лет произошел перелом. Сейчас мне и возраст мой нравится и то, чем занимаюсь. Нагрузка, конечно, очень большая: и детям время необходимо уделить, и основной работе, которая приносит доход (Анна Фомина трудится менеджером в сфере здорового питания – Прим. ред.), и ребятам в воскресной школе. Но все это дается легко, когда осознаешь, что приносишь пользу и нужен людям.

Пример родителей стал для вас эталоном взаимоотношений между супругами?

– Да. С братом видели, что папа и мама любят друг друга, между ними есть взаимное уважение. Больше скажу, никто из наших предков никогда не разводился, поэтому я всегда знала, что брак – это навсегда, и у меня тоже так будет. Но самое главное, мы понимали – конфликты случаются, это нормально, и из каждой спорной ситуации можно найти выход. Плохо, когда от детей скрывается все. Потом им тяжело становиться взрослыми и сталкиваться с негативными проявлениями жизни.

«Не можешь остановить подростковый хаос, возглавь»

Ваш внешний облик довольно необычен. Вы делаете маникюр, пользуетесь косметикой, любите шопинг. Люди, далекие от православия, привыкли считать, что матушка должна выглядеть иначе. Как такой образ, как у вас, соотносится с родом вашей деятельности?

– Во-первых, надо уметь отделять мух от котлет. Внешнее благочестие и смирение – это разные вещи. Когда я только начинала воспитывать своих девочек, мне хотелось показать, что православие – это круто, красиво, современно. Украшаем же храмы, иконы, облачение священников, так почему не можем украсить себя. Красота земная – тень Бога, то, что напоминает о рае. Ведь, когда видим красивых людей, нам радостно, взгляд задерживается. А от уродства испытываем дискомфорт. Это потом мы разберемся, какой перед нами замечательный человек, но первое, что хочется – отвернуться. Это нормально. Душа стремится к красоте.

Второе. У меня пять девчонок. Они, глядя на меня, должны понимать, что православие не заставляет их отказываться от всего на свете. Хочешь k-pop слушать или одежду с черепами надеть? Да, пожалуйста! Не забывай только Евангелие время от времени читать и на службу в храм ходить.

Я придерживаюсь правила, которое гласит: «Не можешь остановить подростковый хаос, возглавь». Мы с дочками на гитаре играем, комедии смотрим, на концерты ходим, приколами из интернета обмениваемся. У них потрясающий вкус в одежде. Я могу какую-то вещь в магазине сфотографировать, отправить им, а они мне ответят, мол, нет, мама, это сейчас не в тренде, прошлый сезон.

Подростковые бунты возникают? Как с ними справляетесь?

– Конечно, возникают. Решаем проблемы через разговоры. Иногда до трех-четырех часов ночи можем говорить. Пока ситуация не разрешится, спать не идем. Важно давать ребенку выговориться и уважать его пространство. Мои дочери хранят личные дневники на видном месте, и точно знают, что их тайны и секреты в безопасности. Я никогда не читаю их переписки в социальных сетях. Когда дети это понимают, они больше доверяют маме и папе.

Девочки уверены, что семья – это гавань, островок спокойствия и надежности, где можно задавать абсолютно любой вопрос.

Знаете, еще очень важно соблюдать баланс: быть другом, но не становиться подружкой. Нельзя допускать фамильярности. Это проявляется в том, как мои дети могут иногда ответить, будучи раздраженными, сделать мне замечание, залезть не в свою епархию, хлопнуть дверью. Такие ситуации жестко пресекаются.

Многие родители подростков боятся, что не знают об опасных увлечениях своего ребенка, вредных привычках и не могут, таким образом, его защищать. Вы когда-нибудь сталкивались с таким необоснованным страхом?

– Никогда. Я сразу сказала: «Девчонки, если кто-то из вас решит покурить, меня позовите с собой, интересно попробовать».

Такая ситуация действительно может произойти?

– Она не может произойти, когда мама сказала такое. Они же понимают, им придется видеть, как я первый раз в жизни беру в руки сигарету. Это шоковая терапия. И потом, у меня дети боятся всего вредного.

Был момент, когда я долго не могла определить причину подавленного настроения одной из девочек. Осознаю: происходит неладное. Как потом выяснилось, дело было во влиянии Тик Тока. Насмотрелась глупых видео, мозг замусорился. Приложение удалили, через пару дней ребенок преобразился.

Негативное влияние некачественного контента всегда хорошо заметно: дети становятся подавленными, замыкаются, начинают легче выругиваться, меняется отношение к старшим. Должна сказать, к курению лояльнее отношусь, чем к мату. Не выступаю против соцсетей, однако во всем должен быть баланс и мера, потому что все эти ресурсы – мощнейший инструмент управления сознанием неокрепшего ума.

«Семья священника всегда будет отличаться»

Старшие дети пытаются в хорошем смысле воспитывать младших?

– Я бы не назвала это попыткой воспитывать. Они скорее обращают мое внимание на состояние сестер. Мол, мама, присмотрись, вот здесь что-то неладно.

Вообще у нас семья работает как единый организм. Когда у соседей сверху прорвало трубу отопления, девчонки бросились спасать вещи, выстроились в цепочку, передавали друг другу какие-то предметы. Сработали очень быстро. С тех пор нас называют Пиратским кораблем. А еще семейкой Аддамс.

Откуда могла взяться ассоциация с такой мрачной парой?

– Это фильм-аллегория. Идеальная модель ячейки общества (смеется). Смотрите: мама с папой безумно любят друг друга, дети самодостаточны, им хорошо в кругу родных, у всех персонажей – общие интересы и задачи. Такой своеобразный юмор, конечно, но параллели напрашиваются сами собой.

Вы ощущаете, будто стоите особняком среди других людей?

– А это неизбежно. И дело не в эгоизме или возвышении. Семья священника всегда будет отличаться. Там непременно своя атмосфера, отношение к жизни, испытаниям. Нас, например, еще больше сплотил пожар, мы прошли через огонь. После того, как все это случилось, наши дети весь день разгребали вместе с прихожанами и волонтерами завалы, мусор, а вечером сели дома за стол и говорят: «Мам, какие люди у нас замечательные!».

«У нас духовные радионяни везде»

После рождения детей произошла некая переоценка ценностей?

– Произошла, но не могу однозначно сказать, связано ли это с материнством или взрослением. Наверное, с появлением ребенка, становишься более уязвимым и осторожным. Сейчас, например, не побегу через дорогу на красный свет и с парашютом прыгать не стану. Адреналина мне хватает в жизни.

Мама себя переосмысливает, дети – это ее зеркала. Я своим всегда говорю: «Вы лучше меня, талантливее, красивее».

Это попытка сделать лучшую версию себя?

– Скорее толчок к развитию. Моя задача заключается в том, чтобы они шли вперед своим путем. Мне очень помогает фраза, которую услышала еще в юности: «Дети, прежде всего, Божьи, потом – свои, а в последнюю очередь – твои».

Чему учит эта истина? Спокойствию?

– Именно. Понимаете, когда человек думает, что все зависит только от него, начинается гиперопека. Разумеется, я тоже сильно волнуюсь, когда отправляю дочерей в школу, обязательно их перекрещу несколько раз, помолюсь, мысленно обращаюсь к Божьей Матери, прошу взять под свой контроль. Наверное, поэтому проще жить православным. Нам есть, к кому обратиться за помощью. То есть у нас такие духовные радионяни везде (смеется).

Как вы считаете, женщина должна реализоваться вне семьи?

– Обязательно. Иначе и быть не может. Это миф, что нужно существовать по принципу трех К – кирха, киндер, китчен. С чего вдруг? Да никогда так не было! Возьмите хоть дореволюционную Россию. Дамы организовывали салоны, литературные гостиные, занимались творчеством, ездили на ярмарки, даже бизнесом занимались.

Сейчас реализация еще более важная потребность. Когда мама себя нашла, то становится примером для детей. Когда она интересна себе, то интересна и детям и мужу, который видит, что жена растет, изучает что-то новое, развивает таланты, и сам следом подтягивается.
Знаете, говорят, у ленивых матерей самые толковые дети. Не следует все делать и решать за них. Надо дать им возможность научиться самостоятельности и ответственности.

Есть ли семьи, которые вас вдохновляют?

– Да, пример императора Александра III. При всей своей внешней строгости он всегда оставался преданным мужем и любящим отцом, был защитником веры, никто никогда не видел, чтобы он гневался на детей или жену.

Кол-во просмотров: 157