«300 деток прыгали и кричали: “Москаляку на гиляку”. Я плакал» – МО "Заневское городское поселение"

Новости



МО «Заневское городское поселение»

«300 деток прыгали и кричали: “Москаляку на гиляку”. Я плакал»

Анатолий Зюзин, директор Янинского ЦО и депутат Заневского поселения, родился и вырос в городе Львове. Происходящие сегодня события на Украине он воспринимает особенно остро.

Учился Анатолий Борисович в школе № 50 имени А. С. Макаренко. Его одноклассниками были в подавляющем большинстве ребята из русскоязычных семей, дети сотрудников Комитета госбезопасности, но трудностей в общении с говорящими на украинском никогда не возникало. Все сосуществовали гармонично. Как вспоминает парламентарий, после развала СССР в умы людей стали проникать националистические идеи, тут и там зазвучало обидное «москаль», а улицы, названные в честь героев Великой Отечественной войны, стали носить имена пособников фашистов.

В нашей беседе Анатолий Борисович поделился воспоминаниями о детстве, взрослении, переменах, которые произошли в сознании жителей его родного города и большей части Украины, а также своим отношением к специальной военной операции.

Приводим наиболее яркие цитаты директора Янинского центра образования.

«Три года назад приезжал во Львов и зашел в школу, где работал еще в 1990-х. Хотел встретиться с директором. У нас с ним всегда были хорошие отношения. Когда я зашел и увидел 300 деток, которые, держась за руки, прыгали и кричали “москаляку на гиляку”, я плакал».

▫«Женившись 23 года назад, я привез свою супругу во Львов. Мы зашли в магазин. Она на русском попросила показать перчатки. Ей продавец ответила: «Прошу разговаривать со мной на украинском языке».

«С 1993-го во всех школах прекратили изучение русского языка. Его заменяли на мировую литературу. В то время я работал в львовской школе. Честно признаюсь, никогда не ощущал по отношению к себе какого-то пренебрежительного отношения, но уже тогда начали раздаваться слова вроде «москали».

«В начале 1990-х стали переименовывать улицы. Была улица Мира, стала Бандеры. Дружбы, на которой я вырос, сменили на улицу Героев Крут. На привокзальной площади Львова поставили памятник Бандере. После двух с половиной лет работы в школе, я понял, что никогда не смогу принять эти изменения и уехал в Ленинградскую область».

«Почти сразу после распада СССР переосмысление понятий, связанных с войной, с историей, на западной Украине произошло очень быстро. Во Львове есть место – Холм Славы, куда каждое 9 мая приходили ветераны Великой Отечественной войны. Однажды моего деда Семена Андреевича, который в составе Красной армии дошел почти до Берлина, местные власти просто не пустили на мемориал».

«Приезжая в родной город, я видел факельные шествия. Вы не представляете, насколько это страшно, когда по главным улицам идет разъяренная толпа молодых людей с националистическими лозунгами».

«Конечно, я поддерживаю спецоперацию, которую проводит наше государство, но молюсь, чтобы это быстрее закончилось, потому что люди гибнут с обеих сторон».

Кол-во просмотров: 404